ЧЁРНЫЙ ПРОМЫСЕЛ ВИКТОРА РОМАНОВА - БИЗНЕС 90-Х ПРОДОЛЖАЕТСЯ

9 октября 2020 - PRESSUSE
ЧЁРНЫЙ ПРОМЫСЕЛ ВИКТОРА РОМАНОВА - БИЗНЕС 90-Х ПРОДОЛЖАЕТСЯ

 ​Практика показывает, что, впервые столкнувшись с мошенниками, большинство людей испытывают растерянность и стыд. За то, что вовремя не подумали, за то, что доверились человеку, недостойному доверия – вся массовая культура последние годы пропагандирует идею, что в обмане виноват не мошенник, а жертва

 Криминальная психология плотно вошла в нашу жизнь, и даже люди, далекие от этой сферы, зачастую мыслят так же. Не говоря о тех, для кого криминал – основной источник существования.

В истории, которую мы расскажем сегодня, не один десяток пострадавших и, как ни странно, пока что ни одного осужденного. Так, к сожалению, бывает: когда преступный элемент берет себе в помощники квалифицированных юристов, сотрудников правоохранительных органов, и пользуется осязаемым покровительством со стороны представителей власти. А уж когда события происходят вдалеке от столицы, то и надежда на справедливость появляется только после огласки ситуации.

***

Заготовка пушнины и продуктов охотничьего промысла – это по-настоящему выгодный бизнес, но является он таковым при соблюдении двух обязательных условий. Это налаженные связи с охотниками, с одной стороны и выстроенные отношения с органами государственной власти, с другой. Лишних людей в этой сфере очень мало, и сам факт присутствия на рынке заготовки пушнины знающему человеку говорит о многом. В Иркутске фамилия нашего сегодняшнего героя известна, но в относительно узких кругах – Виктор Иванович Романов не любит публичности.

Предприниматель, в разное время учредивший и руководивший полутора десятками компаний, от частного охранного предприятия до фирм, занимающихся оптовой торговлей и садоводческих некоммерческих товариществ. Однако же основной сферой коммерческих интересов Романова остается пушнина – именно ею занимаются активно работающие в настоящее время ООО «АК Русский Соболь», ООО «Охота-Тур», ООО «Сибирская пушнина» и иные, менее заметные организации.

Первое из обязательных условий – разбираться в теме и иметь налаженные связи с охотниками, Виктор Иванович реализует через свое профессиональное образование: он выпускник факультета охотоведения ИСХИ (ныне ИГАУ им А.А. Ежевского). Что же касается связей в государственных структурах, то о них мы обязательно поговорим подробнее, но чуть позже – а пока запомним, что Романов являлся членом общественного совета при областной Службе по охране и использованию объектов животного мира. В 2018 году Служба была ликвидирована, и удобную площадку для решения вопросов Виктор Иванович потерял, однако хорошие знакомства, очевидно, остались.

При всем том нельзя не отметить парадоксально высокой вовлеченности самого Виктора Романова, как физического лица, в судебные споры в судах общей юрисдикции. При этом, категория дел, участие в рассмотрении которых он принимает, преимущественно одна – о взыскании денежных сумм по договорам займа. Таковых только в судах Иркутской области за последние несколько лет было рассмотрено более трех десятков, что говорит о системности явления и раскрывает еще одну сферу коммерческих интересов Виктора Романова – выдача займов физическим лицам.

Здесь следует сделать небольшое отступление и обозначить, что сама по себе такая деятельность является законной очень условно. Почему? Потому что она тесно связана с незаконной банковской деятельностью, и, конечно же, ни о какой уплате налогов с получаемых доходов от дачи денежных сумм взаймы под проценты, ростовщик (а именно так называется это по-русски) не платит. В то же самое время среди людей обеспеченных и не стесненных морально-этическими рамками подобный вид заработка – не редкость.

***

Однако и столь сомнительным бизнесом, как дача денег в рост, можно заниматься относительно законно, ограничиваясь правовыми методами заработка и не переходя тонкую грань с криминалом. Имеющиеся в распоряжении редакции документы порождают обоснованные сомнения в том, что поведение Виктора Романова как кредитора по многочисленным договорам займа всегда оставалось в рамках закона. В отсутствие вступившего в законную силу приговора суда мы не можем утверждать, что описанная ниже схема использовалась во всех случаях, когда у Романова возникали споры с должниками. В то же самое время она вызывает массу вопросов к ее законности и уголовно-правовой оценке.

По утверждению должников г-на Романова, с которыми мы пообщались в рамках подготовки настоящего материала, договоры займа между ним и заемщиками чаще всего оформлялись долговыми расписками, которые хранил у себя Романов. В соответствии с положениями ст. 408 ГК РФ, при возвращении долга, кредитор обязан вернуть оригиналы расписок должнику – с тем, чтобы исключить возможность повторного предъявления долга к оплате. Дело в том, что в суд, по общему правилу, должны предоставляться именно оригиналы документов, подтверждающих долг – и расписки в этом отношении критично важны. Люди, искушенные в вопросах финансовой и юридической грамотности, об этом нюансе знают. А вот рядовые граждане – не всегда.

Именно этим обстоятельством и имеет возможность воспользоваться недобросовестный кредитор. Проще говоря, принять денежные средства или иное имущество в счет возврата долга, под тем или иным предлогом не вернуть долговые расписки выполнившему свои обязательства должнику, а спустя некоторое время – обратиться в суд за повторным взысканием долга. В том случае, если возврат денежных средств не был должным образом зафиксирован, а документы на передаваемое имущество оформлялись без должной аккуратности – суд выносит решение о взыскании долга с заемщика. По сути, взыскивая его повторно – и выдавая недобросовестному кредитору на руки исполнительный лист.
 

Наглядным примером реализации подобной схемы может послужить случай, произошедший с отцом и сыном Константиновыми. Передав Романову в качестве оплаты долга несколько объектов недвижимости, они погасили имеющуюся задолженность. Однако в нарушение закона Романов расписки, оформленные при займе, должникам не вернул, и впоследствии предъявил их в суд. Само собой, что и объекты недвижимости их владельцам также возвращены не были. На данный момент с Константиновых продолжают взыскиваться денежные средства, и сумма фактически похищенных у семьи денег уже превысила 8 миллионов рублей. Из них более одного миллиона – это средства, удержанные с пенсии отца… Исполнительные производства возбуждены, семья находится под постоянным прессингом, и с 2011 года, несмотря на многочисленные обращения в различные судебные инстанции, найти справедливость у Константиновых не получается.

А еще можно, к примеру, подделывать долговые расписки, указывая в них завышенные суммы займов, можно подделывать договоры поручительства, обременяя физическое лицо мнимыми долгами возглавляемой им организации… Все это технически возможно, и только уголовный кодекс должен, по идее, останавливать желающих нажиться. Но – не останавливает. И здесь следует упомянуть один юридически значимый момент.

Дело в том, что подобные действия с точки зрения уголовного права однозначно квалифицируются, как мошенничество – а в случае, когда взыскать денежные средства не получилось, как покушение на таковое. Но правоохранительные органы, следуя устоявшейся в России традиции, предпочитают не вмешиваться в подобные эпизоды, квалифицируя их как гражданско-правовые отношения, и начисто игнорируя явное нарушение закона. То есть, проще говоря, даже если в судебном заседании установлен факт подделки подписи на договоре поручительства, к примеру, то ни о каком уголовном деле, по мнению прокуратуры и полиции, речи не идет. Не веришь, уважаемый читатель? А зря.

***

Около десяти лет назад в Катангском районном суде Иркутской области рассматривалось гражданское дело № 2-66/2010, по взысканию с Андрея Крапивина задолженности перед ООО «Тайга Тур», руководителем которого являлся Виктор Романов. Сумма взыскания составила 1 600 000 рублей, а основанием явился договор поручительства, якобы подписанный Крапивиным. В нем Крапивин, являвшийся руководителем общины коренных малочисленных народов Севера «ИЛЭЛ», якобы брал на себя обязательство по погашению задолженности общины перед ООО «Тайга Тур». По словам самого Крапивина, имелся целый ряд объективных свидетельств тому, что договор был сфальсифицирован и никогда Крапивиным не подписывался. Вероятнее всего, лист с подписью Крапивина был взят от другого договора, а первые несколько страницы элементарно к последней подшиты.

Суд, однако, отмел все доводы ответчика, вынеся решение в пользу взыскателя. И это несмотря на то, что в материалах гражданского дела имелось исследование (экспертиза), подтверждавшее компиляцию договора из разных частей в разное время. Но ни суд, ни органы внутренних дел, ни надзирающая за ними прокуратура, вот уже десять лет не в силах разобраться в этой простой, в целом, ситуации. Почему? Давайте объясним.

Дело в том, что если сейчас органы внутренних дел возбудят уголовное дело, то встанет резонный вопрос: почему оно не было возбуждено в предыдущие годы? А это – неизбежные санкции к десяткам должностных лиц, которые принимали и согласовывали очевидно неправовые решения по заявлениям Крапивина. Вплоть до увольнения, а то и уголовного преследования. Потому сейчас система правоохранительных органов всеми возможными силами уклоняется от возбуждения уголовного дела по очевидным фактам. Хотя даже студенту-юристу очевидно, что налицо мошеннические действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Но и это – еще не самый яркий из возможных примеров преступной деятельности Виктора Романова. Откровенный криминал, причем произошедший совсем недавно – в истории Алексея Акимова. Он также имел неосторожность, как и Крапивин, сотрудничать с Романовым по заготовке пушнины.

Денежные средства на приобретение шкурок соболя у охотников выдавались Акимову под расписку – на имя Виктора Романова. В частности, в августе 2017 года было выдано 2 500 000 рублей, из которых Акимов потратил 1 миллион рублей на закупку шкурок, а оставшиеся деньги возвратил Романову наличными: в той же форме, как и брал. Однако никаких документов о возврате суммы Романов Акимову не выдал, шкурки принял также без оформления, а расписку, точно по схеме, которую мы описывали выше, оставил у себя.

Через год в Октябрьский районный суд было направлено исковое заявление о взыскании с Акимова полной суммы «долга» – 2.5 миллионов рублей, а в подтверждение требований была представлена та самая расписка. При этом ни доказать возврат части денег, ни доказать поставку шкурок соболя Акимов не мог: в силу слабой юридической грамотности он и не подумал, что его могут открыто обмануть в серьезной организации. Сразу же после подачи иска к Акимову пришли «гости» – требовавшие признать долг в полном объеме, под угрозой физической расправы с ним и его семьей. Акимов, как честный гражданин, обратился в полицию, а затем была назначена встреча в офисе у Романова…

В ходе этой встречи на Акимова оказывалось давление, его пытались принудить забрать заявление из полиции, угрожали расправой его семье и детям, применяли физическую силу, принуждая признать долг и напирая на связи в правоохранительных органах. В результате суд взыскал с Акимова всю сумму, начисто проигнорировав его доводы. Аудиозапись, фрагменты из которой мы процитируем ниже, так и не стала предметом полноценного интереса со стороны правоохранительных органов. Интересно, связано ли это с теми самыми людьми, на которых так любит ссылаться Виктор Романов?..

По меньшей мере, именно так описывает ситуацию в своих многочисленных обращениях в правоохранительные органы сам Акимов. И его версии есть подтверждение: аудиозапись с упомянутой встречи Акимова с Романовым, при участии «братков». Отдельные эпизоды из этой беседы (запись имеется в распоряжении редакции) мы позволим себе процитировать:

«…и ты заберешь назад заявление. Этой мой тебе дружеский совет. Иначе мы ни о чем не договоримся. Иначе будет то, что я тебе объяснял. Ты не понимаешь, хрен с тобой»

«…ты можешь камерами весь подъезд, весь периметр обставить, не поможет»

«- Ты просто пойдешь, вот тебе по башке кто-нибудь трахнет трубой и все, и ты помрёшь! Подохнешь! Твоя жена будет подпрыгивать, у тебя дети есть! Понимаешь? Все же адреса, все знаем! За тебя пробить-то, что думаешь, все уже за тебя пробили.»

«… Ты просто, ты просто пойми, ну и что, ты написал? И что дальше то? Ну, будут менты ходить, их дрючить. А ты-то сгоришь! — Хата-то твоя сгорит!»

«Если мы идем навстречу, я ухожу от двух с половиной, мы идем, как есть и считаем, как есть, если нет, то извини меня – я получаю судебное решение и уступаю эти долги, сам я тобой заниматься не буду…»

Что же имеется в виду за столь общими фразами? Об этом может рассказать еще один пострадавший от действий Виктора Романова Алексей Балакшин, он также оказался под ударом из-за деятельности Романова. Якобы существующий долг на астрономическую сумму в 25 миллионов рублей повлек за собой два факта, ярчайшим образом характеризующих Виктора Романова. Во-первых, в качестве коллектора он использовал как минимум одного действующего сотрудника МВД – Михаила Светличного, ведь именно ему он переуступил право требования долга у Балакшина. Сам по себе подобный факт говорит о многом – например, о том, что налаженные связи в правоохранительной системе у Романова действительно есть. Правда, очень интересно, а отражал ли оперуполномоченный Светличный этот факт в своей декларации о доходах… Впрочем, это уже компетенция сотрудников ОРЧ «СБ» ГУ МВД России по Иркутской области.

Нельзя не обратить внимания и на обширную практику привлечения к своей деятельности лиц с криминальным прошлым. Стоит отметить, что другая часть долга Балакшина была продана Романовым своему родственнику: Климентьеву В.И., который привлекался в свое время к уголовной ответственности за совершение мошенничества. А еще одна часть долга ушла к некому Киркаленко В.В., который, по данным сайта судебных приставов, сам имеет большие долги. Проверка по этому абсурдному факту в ЭБ и ПК областного МВД также закончилась ничем.

К слову сказать, при обращении Алексея Балакшина в УФНС области по факту неуплаты Романовым, например, за 2013 год налогов за полученные им проценты по займу около 5 млн. рублей, УФНС дала ответ, что декларацию Романов не подавал и привлечь его к ответственности они не могут… И неясно, то ли проблема в конкретном инспекторе налоговой службы, то ли в действительно обширных связях Романова.

А во-вторых, есть как минимум 5 уголовных дел, возбужденных по различным составам преступлений, в числе которых умышленное уничтожение имущества и грабеж. Был сожжен дом, принадлежащий отцу Балакшина, была попытка поджога магазина, совершалось самое настоящее нападение, организованное, по всем признакам, именно конечным бенефициаром взыскания сфабрикованного долга. Цитата из записанного телефонного разговора:

«…- Это только начало ваших проблем, если не «раскидаетесь» у вас сгорит все…»

и горело. Горела квартира, здание кафе родственника, магазин, дом родителей и т. д. И именно это заставляет задуматься над эффективностью, существующей в Иркутской области правоохранительной системы.

Что мы видим? Мы видим устойчивую, разветвленную, действующую на протяжении многих лет структуру, с крепкими связями в правоохранительных органах, которой прощается все. Мошенничества, грабежи, поджоги имущества, вымогательства и угрозы жизни. Десятки заявлений в полицию остаются без ответа, грамотные юристы, работающие на стороне Романова, изощренно фальсифицируют документы и добиваются нужных решений судов, и при этом ни одного факта привлечения виновных в этом лиц к ответственности нет. А ведь в Иркутской области есть отличный пример того, что не всегда подобная деятельность остается безнаказанной.

Достаточно вспомнить нашумевшее в свое время уголовное дело, по результатам рассмотрения которого виновные получили длительные сроки тюремного заключения. Ангарские мошенники Фетисов и Гнатко, пользуясь связями в судейском сообществе региона (теща Гнатко трудилась в Иркутском областном суде), фальсифицировали договоры поручительства и получали исполнительные листы на баснословные суммы. Однако отчего-то их деятельность была быстро пресечена и окончилась в колонии строгого режима. Не оттого ли, что они покушались на деньги крупного бизнеса? И в этом случае правоохранительная машина была куда более поворотливой, чем в случаях с Акимовым, Крапивиным, Балакшиным, Константиновым и еще десятками людей?

***

То есть, получается, что если жертвой мошенничества и вымогательства становится простой человек, без серьезных связей и денег на оплату высококлассных юристов, то и защиты от государства ему ждать не приходится. Как это соотносится с тезисом о правовом государстве, звучащем с высоких трибун, абсолютно непонятно. Как непонятно и то, чем же вызвано столь лояльное отношение со стороны органов власти всех уровней к банальному, по сути своей, мошеннику и вымогателю, каковым, по мнению его оппонентов, является Романов? Недаром в начале этого материала мы упоминали о прибыльности мехового бизнеса: видимо, дохода от него хватает и на то, чтобы глаза Фемиды закрывались ровно тогда, когда это нужно.

Какие действия необходимо предпринять пострадавшим от действий Романова с тем, чтобы на их заявления начали обращать внимание? Если закон не может обеспечить достойной защиты рядовым гражданам России, может быть, проблема не в законе, а в его стражах?

Редакция настаивает на рассмотрении этого материала, как официального обращения в упомянутые органы государственной власти, и ждет соответствующей от них реакции. Мы, в свою очередь, будем внимательно следить за развитием событий и информировать читателей о подвижках в этом непростом деле. Рассказано далеко не все, многое осталось за кадром, однако все же хочется надеяться на активную позицию правоохранительных органов и торжество закона. 

Информационного агентства «СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТЁР»
(регистрационный номер ИА № ФС 77 — 76716 от 24.09.2019)
 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 60 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий