Особенности борьбы с преступлениями в лесной отрасли.

19 марта 2015 - PRESSUSE
Особенности борьбы с преступлениями в лесной отрасли.

 Ни для кого не является секретом, что лесная отрасль является одной из наиболее прибыльных и стратегически важных отраслей в экономике Иркутской области. Именно по этой причине контролю за исполнением законов в этой сфере уделяется столь пристальное внимание как со стороны властей федеральных, так и на нашем, областном уровне. Можно вспомнить регулярные кадровые чистки в Агентстве лесного хозяйства, наличие в областном ГУ МВД специального отдела по борьбе с преступлениями в лесной отрасли, постоянный личный контроль и надзор губернатора…

Однако все эти благие, вне всякого сомнения, усилия зачастую нивелируются неудовлетворительной работой на местах. По незнанию и профессиональной непригодности отдельных сотрудников, или же в связи с какой-либо личной заинтересованностью последних – о том мы говорить не беремся, оставляя решение этого вопроса на откуп компетентных органов. Сегодня мы хотели бы просто рассказать историю одного уголовного дела, которое в настоящее время является предметом рассмотрения в Ленинском райсуде г. Иркутска.

Не в последнюю очередь интересна в нем личность подсудимой: Анна Гречина, 31 год, молодая мама. Не лишним будет отметить, что не столь давно ее имя прозвучало в сообщении пресс-службы Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры, которая в официальном релизе представила читателям версию произошедшего, которой придерживается следствие. Это обвинения и в контрабанде круглого леса, и в уклонении от уплаты таможенных платежей, и в легализации преступных доходов.

Но виновность лица в совершении инкриминируемых ему преступлений, как известно, определяет суд. И именно с этим положением связана сложившаяся в правоохранительных органах практика, в соответствии с которой до начала судебного рассмотрения уголовного дела имена лиц, предаваемых суду, не разглашаются. Чтобы не создавать, как говорится, ненужного ажиотажа и не формировать заведомо негативного впечатления. Отчего же прокуратура в этот раз поступила иначе? Это один из очень длинного ряда вопросов, ответы на которые пока что не ясны.

Однако перейдем к частностям. По версии следствия, Анна Гречина являлась коммерческим директором ООО «Лес Трейдинг», которое путем совершения ряда правонарушений и использования подложных документов, экспортировало круглый лес в Китай. При этом своими действиями руководство организации занижало таможенные платежи, а впоследствии, распоряжаясь полученной прибылью, легализовывало преступные доходы. Казалось бы, все гладко, все понятно, и не вызывает особого удивления. Однако есть ряд моментов, на которые органы предварительного следствия внимания не обратили. Что же это за моменты? Вот как обозначает их сама подсудимая.

По ее словам, круглый лес в Китай силами ООО «Лес Трейдинг» действительно экспортировался и, как выяснилось на этапе следствия, с серьезными нарушениями закона. Но вот загвоздка – никогда в учредительных документах организации она коммерческим директором фирмы не значилась. Имела место лишь одна бумага – представленный в банк, где у фирмы был расчетный счет, фиктивный приказ о том, что она эту должность занимает. Зачем таковой приказ был нужен – объясним позже. Соответственно, оформлением всех необходимых для операций с лесом документов (в первую очередь, подложных), поиском партнеров и согласованием возникающих вопросов на таможне занималась вовсе не она. Кто же, в таком случае?

Здесь следует упомянуть фамилии нескольких людей, которые хоть и фигурировали в уголовном деле в качестве свидетелей, однако по непонятным причинам были под тем или иным предлогом выведены из-под обвинения. Это, в первую очередь, некий Алексей Наумов, гражданин с более чем занимательной биографией. Бывший сотрудник министерства лесного хозяйства Иркутской области, уволенный оттуда сколь внезапно, столь же и поспешно, гражданин Наумов, как явственно следует из ряда вещественных доказательств по уголовному делу и показаний фигурантов, на постоянной основе оказывал предприятиям лесной отрасли некие консультационные услуги. Как принято обозначать это в лексиконе отечественных предпринимателей – «решал вопросы» как с контрагентами консультируемых предприятий так и с государственными органами. В том числе его услугами пользовалось и ООО «Лес Трейдинг». Была ли дана этим действиям Наумова и его роли в произошедшем оценка следствием? Отчего-то нет.

Следующим персонажем нашей истории является некая Екатерина Тумашова, занимавшая не последнюю должность в том же самом ООО «Лес Трейдинг», и работавшая там задолго до появления на пороге этой фирмы самой Гречиной. Работавшая, как нетрудно догадаться, по экспорту круглого леса и имевшая, соответственно, полный доступ к бланкам и печатям организации. Здесь стоит пояснить, что Гречина по специфике своей деятельности (а экспортом лесоматериалов занимались два предшествующих поколения ее родственников) являлась учредителем и руководителем целого ряда коммерческих организаций. И далеко не в каждом случае слова «коммерческий директор» означают фактическое руководство деятельностью фирмы. В этой связи, и это никем из фигурантов уголовного дела не отрицается, многими, если не всеми делами организации занималась Тумашова. И имела она на то более чем серьезные причины: испытывая финансовые затруднения в связи с тяжелым заболеванием гражданского мужа, она искала любую возможность для заработка.

Как уже было сказано, в распоряжении Тумашовой имелись печати и бланки фирмы, она поддерживала постоянный контакт с партнерами организации. И более того – так как спустя некоторое время между Гречиной и Тумашовой возникли дружеские отношения – зачастую пользовалась автотранспортом Гречиной, ее телефонами, оставляла ее контакты в документах (а ведь «Лес Трейдинг» Гречиной и не принадлежал вовсе), периодически расписывалась несложной подписью подруги. В итоге же это доверие и сыграло с Анной злую шутку.

Как же все получилось? Так как ООО «Лес Трейдинг» имел необходимые квоты на экспорт круглого леса в Китай, это было одним из основных направлений его деятельности. А деятельность внешнеэкономическая, как известно, непосредственно связана с валютной выручкой и последующей ее конвертацией на территории России в банке, где открыт соответствующий счет организации. Тумашова обратилась к Гречиной, как к человеку опытному, с просьбой взять работу с валютой на себя, а для выполнения этих операций в банке по закону необходимо состоять в руководстве организации. По словам Гречиной, она согласилась быть консультантом фирмы по финансовым вопросам в банке, и лишь в этой связи в банк был представлен фиктивный приказ о том, что она якобы назначена на должность коммерческого директора ООО «Лес Трейдинг».

Не лишним будет отметить, что точно такой же приказ имелся в банке и на Тумашову, в соответствии с которым она занимала должность финансового директора фирмы, но он каким-то непостижимым образом из материалов уголовного дела испарился. Фактически, и это не опровергается материалами следствия, абсолютное большинство всех действий Гречиной в ООО «Лес Трейдинг» касалось именно работы с банком, а никак не было связано с подготовкой договоров и внешнеэкономичеких контрактов.

В какой-то момент от имени ООО «Лес Трейдинг», были заключены внешнеэкономические контракты с китайскими фирмами на поставку круглого леса, причем представителем одной из этих фирм был небезызвестный в иркутских коммерческих кругах китайский бизнесмен с неоднозначной репутацией Лю Лянлян. Наряду с этим были заключены фиктивные договоры на приобретение леса здесь, в России, у тех фирм, которые имели право его рубить – дело в том, что без таких договоров провезти лес через таможню невозможно. Следует отметить, что все эти договоры заключались с непосредственным участием бывшего работника лесного хозяйства области Наумова. Однако следствие отчего-то полагает, что и изготовлением, и фактическим заключением этих договоров занималась Гречина. Почему – остается загадкой, которая, по-видимому, разрешится только в суде.

По мнению Гречиной, которое она готова подтвердить фактами в суде, и упомянутые договоры, и прочие документы, которые являются сейчас доказательствами по уголовному делу, изготавливала сама Тумашова. На тех самых бланках и с теми самыми печатями, к которым имела неограниченный доступ. Не ставя о столь «незначительных» деталях, как фиктивность документов, в известность саму Гречину, чью подпись столь привычно рисовала внизу важных документов.

Версия абсолютно отличная от той, что избрало за основную следствие, не так ли? И в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, она должна была быть проверена наравне с той, что выдвигали иные фигуранты уголовного дела. Однако этого не произошло, и в итоге следователь отчего-то поверил Тумашовой и Наумову «на слово», что они не при чем, и сделал их только свидетелями. А Гречину, которая вообще сначала не понимала, о чем идет речь, и давала очень подробные, подкрепленные доказательствами, показания, сделал единственной (!) обвиняемой. Что вызывает логичный вопрос: чисто теоретически, а разве могла она сама, одна-единственная, без чьей-либо помощи, консультаций и прочего провернуть столь значимую аферу? Отчего же больше никто не при чем?

И даже это не самое интересное – ведь всем этим фактам будет, как надеется Анна Гречина, дана надлежащая оценка в суде. Самым интересным является то, что лесоторговая база, расположенная в 50 километрах от Иркутска в п. Усть-Балей, которая фигурирует в материалах уголовного дела, и по некоторым сведениям, принадлежит упомянутому уже Лю Лянляну, продолжает работать. Отчего следователя меньше всего волновало фактическое прекращение ее деятельности – очередной вопрос. И все так же груженые круглым лесом лесовозы по ночам беспрепятственно бороздят дороги области. Наверное, оттого только, что трасса ночью не так загружена. Горькая ирония…

Несмотря на то, что борьба с лесонарушениями идет, по утверждению ряда чиновников, полным ходом, целый ряд фигурантов уголовного дела, таких как, к примеру, владелец ООО «Лес Трейдинг» Виктор Герцог, продолжают заниматься лесоторговлей. Несмотря на неоднократно возникавшие к последнему со стороны контролирующих и правоохранительных органов вопросы. Все так же, как и раньше, но просто-напросто в другой организации, а именно в ООО «ЛИПЦ», возглавляемом бывшим таможенником Олегом Васильевым, занимается лесом Тумашова. Не говоря уже о другом бывшем высокопоставленном работнике таможенных органов, Сергее Нефедове, осужденном в свое время за наркоторговлю, который ныне является сопредседателем не менее интересного, чем наша история, фонда ВСПС ГБ, и который, по некоторым сведениям, оказывает общее покровительство многим нелегальным лесоторговцам. И многие, многие разной степени ответственности граждане, которые беззастенчиво разоряют лесное хозяйство региона.

В этой связи не может у здравомыслящего человека не возникнуть вопроса: а с чем и с кем фактически идет борьба, и на какие цели она направлена? На то, чтобы браво отрапортовать о раскрытии преступления и осудить одного отдельно взятого человека, несмотря на степень его виновности, закрыв при этом глаза на целую плеяду действительно причастных к преступлению лиц? Или все же на то, чтобы реально установить законность и порядок в этой отрасли и бороться с нарушениями, не делая различий между теми, кто их совершает?

К сожалению, этот вопрос, как и многие другие, поднятые выше, остается открытым. И ответом на него могут стать только решительные и бескомпромиссные действия правоохранительных органов в лесной сфере, в которых честные бизнесмены, кстати говоря, заинтересованы ничуть не меньше, чем само государство.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 5429 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий